Сакральные места

Сакральные места

Сахюусан дуган «Зандинай Дуган»

Сахюусан дуган «Зандинай Дуган» расположен в улусе Зандин Мухоршибирского района Республики Бурятия в 100 км. от столицы Бурятии.

Самое примечательное событие в истории Зандина – это возникновение здесь первого буддийского дацана хори-бурят, достоверность которого подтверждается бурятскими историческими летописями. Уже в 1732 году в улусе работали два деревянных дацана: в самом улусе (нынешнее место Субургана) и в полутора верстах в местности Зандин Хабсагай. В 1750 году их объединили и построили новый дацан на берегу речки Сулхара, а в 1786 году дацан перенесли на приток Тугнуя, речку Галгатай.

Старинный Субурган, который сам себя сохранил во времена разрушений и гонений на религию, устраняет препятствия, открывает дорогу для карьерного роста, придает силу, по словам местных жителей Субурган дарует детей.

В память о первом дацане хори-бурят воздвигнут сахюусан-дуган – обитель Дамжан Чойжол Сахюусан. Единственное божество, которое избрал местом своей обители гору Ундэр, расположенный с восточной стороны дугана.

Дополнительно каждый месяц 29 числа по лунному календарю ламы проводят хурал, посвященный Чойжол Сахюусан.

Сайт: http://дамдиншойжол.рф

Адрес, контакты:

+79148313812 Цыдыпова Бальжима Жигмитдоржиевна

НАЗАД

Ступа Дандарона

Нижняя часть ступы – это четырехступенчатый квадрат; средняя – полусфера. На ней находится «хармика» квадратной формы с глазами, завершающаяся высоким острым шпилем. Вся эта красота увенчивается золотистым символом «сваямбху» или «соембо».

Строительство велось силами последователей традиции Дандарона, жителями Кижинги, Улан-Удэ и приехавшими учениками учеников Дандарона из Москвы, Санкт-Петербурга, Харькова, Кременчуга и Челябинска.

НАЗАД

Гора Бархан-Уула

Гора «Бархан-Уула» (Барагхан) - одна из главных святынь Баргузинской долины и Баргузинского хребта. Расположена в знаменитой Баргузинской долине, чуть дальше поселения братьев-декабристов Кюхельбекеров. Название этой горы упоминается как в бурятских мифах, так и в древних тибетских текстах.

Согласно этим текстам, в Бурятии и Монголии имеется 5 главных сабдаков - мест, где живут главные духи. Самое северное из них - гора «Бархан-Уула» - охраняет буддийское учение с севера. Считается, что человек, поднявшийся на эту гору, на год устанавливает связь с таинственной силой этого места и становится единым с Богом. 

Это одна из самых высоких вершин Баргузинского хребта. С древнейших времен она почитается не только в Бурятии, но и в Монголии. О ней упоминается в мифологии бурятского народа и написано в тибетских текстах, где повествуется о том, что здесь  был захоронен известный хан из рода борджигинов, а хоронили хана воины из личной гвардии Чингисхана. 

В мифологии бурят хозяевами Бархан-Уула считаются спустившиеся с небес повелители Баргузинской долины - Хажар-Сагаан-нойон и Бархан баабай. Когда-то эту гору для своих медитаций избрал Великий Соодой-лама, который по рассказам  взлетал на гору и мог там медитировать на листке дерева.

Связанные с горой Бархан-Уула предания и легенды в основном носят религиозный характер. Шаманские, а после и буддийские обряды проводятся как на вершине горы, так и у самого её подножья. Каждый год здесь читают  молебен, написанный на санскрите. Читают его монахи Иволгинского дацана, которые приезжают сюда каждый год специально для этого молебна.

Величественная и прекрасная панорама большей части долины открывается с небольшого плато Тэптээхэй, где находится крупное каменное «обо», диаметр которого 2 м 7см, высота - 1 м 10 см, а также здесь есть обозначающий бесконечность и вечность мироздания ламаистский скрещенный знак. В пяти метрах к северо-востоку в небольшой яме находятся два затвора от старинных ружей, ствол от дробового ружья 1901 года выпуска, бурятский символический знак, три пики разных размеров и сабля – хортом.

В 4-6 м к северо-востоку расположена ямка, в которой находится ствол от дробовика 1901 года выпуска, два затвора от старинных ружей, три пики разных размеров, сабля - хортом, бурятских символический знак, изображающий соёмбо из листового железа.

Эта священная гора овеяна бытующими в народе легендами и преданиями, связанными с именами Гэсэра, Чингисхана, тибетского царя, предводителя племени древних баргутов и предка бурят Баргу-батора; она также фигурирует в образе «духа-хозяина» в шаманских призываниях. И если верить истории, то мать Чингисхана баргутских кровей, и правитель империи покровительствовал всегда живущим в Баргузинской долине.

Бархан-Уула с древнейших времен считается священной не только у баргузинских бурят, но и у монголоязычных народов. Согласно мифологии бурят, хозяевами горы являются Бархан баабай и Хажар-Сагаан-нойона - небесные повелители, спустивщиеся на землю с неба. По другому старинному преданию, здесь еще во времена монгольского владычества был похоронен знатный хан из золотого рода борджигинов, а провожали его в последний путь хэшиктены - баргуты - воины из личной гвардии Чингисхана. Великий йогин Соодой-лама также избрал эту гору местом своих медитаций и, как повествуют строки из его жизнеописания, он за мгновение взлетал на вершину и медитировал на листике дерева.

Шаманские, а затем и буддийские обряды проводились как на вершине горы, так и внизу. Женщины на моления не допускались. В 1916 году к подножью горы был перенесен Баргузинский (Барагханский) дацан, сейчас там сохранились лишь его остатки.

В 2000 годы на «Бархан-Уула» возобновились религиозные обряды, стал ежегодно проводится молебен «Барха тахилга». Каждый год совершаются паломнические восхождения на вершину горы.

Человек, ведущий праведный образ жизни, посещая эти сакральные места, насыщается на год таинственной силой и может узреть на скальных стенах горы изображение Будды.

На республиканском конкурсе “7 чудес природы Бурятии” в 2009 году священная гора Бархан-Уула заняла первое место, набрав более 30 тысяч голосов.

Фото: minpriroda-rb.ru, Байкал-Альптур, С. Шутова.

НАЗАД

Гора Хараты

Гора Хара́ты — ботанический природный памятник. Сакральное место представляется модельным объектом для мониторинга состояния, изучения и разработки мер по сохранению экологической системы — горной травянисто-кустарниковой реликтовой рощи и ее элементов.

Гора Хараты - бывший действующий вулкан, в горных окрестностях и сейчас находят окаменелости вулканического происхождения. Памятник природы предрасположен для проведения учебно-просветительских занятий, полевых школьных практик и экскурсий. 

Происхождение топонима «Хараты» взаимосвязано с бурятской легендой о Чингисхане и его брате Харбаче. По ней, Харбач путешествовал в поисках красавицы. По дороге с богатырем происходили многие приключения, благодаря которым и появились названия у местностей в Забайкалье.

Когда Харбач держал путь на юг, он увидел филина и стал за ним гоняться. Потеряв его из вида, он взобрался на самую высокую в окрестностях сопку, чтобы оглядеться. На вершине Харбач спустился с коня и стал смотреть во все стороны. "Смотреть" по-бурятски будет "харатэй". От этого слова и произошло название горы Хараты, с вершины которой хорошо просматривается вся долина реки Селенги от села Усть-Кяхта до места ее слияния с рекой Джидой.

НАЗАД

5 субурганов местности Алтан

В 3 километрах от села Алтан, за рекой Агуцой, в любую погоду белеют 5 буддийских ступ. Ступы покровителей местности. Две из них расположены у основания - одна новая, другая большая и старая, скорее всего дореволюционная. 

В буддийской традиции считается, что построенная по всем правилам и инициированная специальным ритуалом ступа является генератором духовной энергии, целью которой служит принесение гармонии и мира всем живым существами и приведение в равновесие сил природы.

Таким образом, буддийские ступы предназначаются для растворения всех негативных препятствий в мире, благоприятно способствуют процветанию местности, где построены, и приносят пользу всем, а особенно тем, кто посещает их осознанно. Каждый, кто видит ее, обходит вокруг, совершает подношения, обретает огромные духовные заслуги и освобождается от страданий.

Ещё одна старинная ступа стоит на середине пути до вершины сопки - тоже очень старая.  От неё открывается вид на долину реки 

На вершине сопки находится четвёртая ступа. Подняться на неё непросто.

Пятый субурган, находящийся напротив остальных четырёх - на возвышенности за ручьём, был установлен летом 2018 года   

НАЗАД

Табан-Хурган

«Табан-Хурган» – природный памятник, представляющий собой отдельно стоящую каменную возвышенность, напоминающую слегка сжатую пятипалую ладонь. Он расположен в Мухоршибирском районе Республики Бурятии, в Тугнуйской долине возле села Галтай. Этот каменный остаток уцелел после ряда разломов более обширного горного массива. Вода и ветры за долгие годы создали на камне неповторимый рисунок, который по-бурятски называется «табан-хурган», а по-русски – «пять пальцев». Этот камень был сакральным для когда-то живших на этих землях гуннов, позднее – для племени меркитов, а теперь остается священным для бурят. 

Необычная каменная кисть руки как бы вырастает прямо из земли. На «ладони» видны линии и штрихи, в точности как на настоящей человеческой. Рука как бы молит небо – божественного отца всего сущего на земле – о счастье и благоденствии. Памятник олицетворяет собой единение неба и земли. История возникновения этого памятника отражена в ряде легенд. По одной из них меркиты молились Вечному синему небу. Когда случались грозы, они седлали коней и скакали по степи, крича «Я» и стреляя в небо из луков. Воины Чингисхана вытеснили эти племена с их родины, но через какое-то время меркиты вернулись на исконную территорию, где и продолжили практиковать свой божественный культ. И синее небо вознаградило древнемонгольский род этим священным символом веры – «Табан-Хурганом». Согласно другой легенде бурятский останец – это правая рука Чингисхана, левая же находится в Монголии. Так материализовалась память о былом присутствии великого хана на Земле 

Поклонение бурят «Пяти пальцам» продолжалось до 1930 года. В годы Советской власти культ был запрещен на долгие десятилетия. 

В 2019 году на месте Табан Хурган, рядом с природным памятником была установлена буддийская ступа.

НАЗАД

Местность Эргэ Бургэ

В местности Эргэ-Бургэ в 1730 году по указанию Дамбы Доржа Заяева был заложен первый стационарный дацан на территории этнической Бурятии. Это сакральное место на берегу реки Чикой под песчанной горой Эргэ-Бургэ находится под покровительством божества Манжушри. В 1727 году здесь был подписан Бургинский договор, который определил восточные границы Российской империи. 

С 1730 по 1732 гг. в местности Эргэ Бургэ в войлочных дуганах проводились хуралы - богослужения. 

Близ села Усть-Киран, местности Эргэ-Бургэ, расположен Дворец Будды Манзушри.  

Дамба-Даржа Заяев - высокобразованный лама, получивший звание "Гэбшэ-габжу", в войлочных дуганах объяснял людям учения Будды, давал проповеди. 

НАЗАД

Гора Ундэр Баабай

Уникальный памятник природы, расположенный в ста километрах южнее Байкала на берегу реки Джида. Представляет собой горный комплекс, состоящий из центральной вершины и трех примыкающих сопок. Название "Ундэр Баабай" в переводе означает "высокий, высокочтимый отец". 

Народ Бурятии очень трогательно относится к своим природным сокровищам. Каждой горе он приписывает хозяина, каждой пещере – хранителя. Ундэр Баабай, например, считается пристанищем духа убиенного когда-то казака. Говорят, вместе с беременной женой убегал он верхом на верблюде от лихих людей. Когда беглецы достигли перевала, у женщины начались схватки. Пришлось им спешиться, чтобы укрыться от преследователей, но их выдал рев верблюда. Казака с женой и родившимся ребенком убили, но его дух остался жить в горе. Долгое время после этого существовало табу на посещение женщинами Ундэр Баабая. Верблюдов тоже запрещалось водить через перевал. Только в конце 40-х годов ХХ века сюда пригласили ламу высокого ранга, который специальными обрядами снял многолетний запрет. 

Местные жители по-прежнему верят в особую силу горы: все молодые люди, отправляющиеся на службу в армию, обязательно берут горстку земли с Ундэр Баабая, считая ее своим оберегом. 

"Снег над Ундэром" 

Где золото осени сплеталось с небесным золотом солнца, а сентябрьские ветра срывали одежды с непокорных берез, там неспешные воды Джиды бились волнами о каменные стопы Ундэра. Таинственные зори сменяли друг друга год от года, чередой проходили века, проливая на морщинистые ладони Ундэра кровопролитные чаши битв… Здесь, на этом перевале лишь лиственницы шепчут о минувшем… Стоит лишь пройти по покрытой россыпями монет вершине, туда, к краю обрыва, где открывается вид на долину реки, неслыханной тишиной наполняется слух. К тебе обращены сотни невидимых взоров, сотни пытливых взглядов пронзают спину…

И вот я иду по нити тропы под лучами закатного солнца, в тишине этого места. Мой взор обращен к высоким сопкам, что чертят окоем линиями сосновых вершин. Я обхожу посолонь это место, кидая одну монету за другой из полной горсти, они звонко падают на золотой осенний ковер и остаются лежать рядом с другими монетами, они уже не принадлежат миру живых. Обрыв над Джидой-рекой скалами нависает, словно нахмуренный дед. Там внизу схоронены провалы невидимых глазу пещер, говорят, именно там прятал свою жену от лихих степняков гордый казак, бежавший с ней через Ундэр. Предательский крик животных выдал пару, и они были убиты, но ведь не знал русский воин, что женщинам нельзя переходить тропами Ундэра. Умерев на коленях Всеотца, казак сам стал духом этого места, и вот уже прежние враги поминали его добрым словом, кидая монеты на перевале. Говорят, он приходит до сих пор в своей старой справе и ухмыляется в усы встречным путникам, и недобро глядит в их лица вороной конь.

Я стою над обрывом, вспоминая эту легенду. Последнюю монету из своей ладони я кидаю вниз, в спокойные воды Джиды, чтобы красавица тоже была рада гостям…

Поздняя осень затянула тучами небо над Ундэром, стынет лес, укрыты серебром инея голые руки берез. Холодно и печально. От золота сентябрьских закатных далей не осталось и следа. Где-то все стучит дятел, ветер что-то шепчет в вершинах, а быть может это не ветер, а духи, воспрянувшие от приближения так любимой ими зимы… Серое небо сыплет белыми перьями снега, словно кто-то наверху ощипывает белых деревенских кур. Холодные снежинки тают на еще теплых стволах черемухи, и стекают горькими слезами в стылую землю. 

Ундэр хмур на пороге зимы. Вдалеке молодой парень лопаткой бережно собирает в расшитый мешочек землю. Говорят, что Всеотец покровительствует тем, кто уходит защищать Родину, и земля перевала хранит их… Кто знает, правда ли это, но закаменские парни удачливы в воинском деле… Я провожаю новобранца взглядом. Удачи!

Снег лежит сугробами. Перевал тих и уныл. Дремлют склоны, дремлют духи места, дремлет земля. К новой весне наполнит это место звенящая тишина, сменит пустоту холодного времени. А пока над перевалом идет колючий и холодный снег, слепящий глаза и морозящий тревожную душу…  

28\II 2016 (с) Мрак

Фото Виктории Николаевой, Вл. Тюменцева

 

НАЗАД

Местность Арья-Баала Ранжун

В местности Арья-Баала Ранжун, близ села Мурочи Кяхтинского района, находится буддийская святыня - священная скала, известная самопроявленными слогами мантры Авалокитешвары в камне "Ом мани падме хум". Подобная наскальная надпись проявилась в Гималаях.

Мантра Авалокитешвары способствует спасению всех живых существ. По другой версии чтение этой мантры дарует процветание и изобилие. Скорее, как следствие того, что мы стремимся к духовному пробуждению, состраданию и любви ко всему живому

Фото: Ольга Жигжитова

Портал Родное село / Солнечная Бурятия

НАЗАД

Местность Талын Харгана

Местность «Талын Харгана» находится слева от федеральной трассы «Улан-Удэ – Кяхта», не доезжая 7 км до Новоселенгинска.
Селенгинский район является историческим центром буддизма в России. Наш район - родина девяти Пандито Хамбо-лам. На территории района расположено множество выдающихся объектов - религиозных, природных, исторических, туристических, в том числе и Талын Харгана. По признанию Хамбо ламы Дамбы Аюшеева, Талын Харгана является одним из наиболее выдающихся сакральных мест для Российского буддизма. 

Местность Талын Харгана тесно связана с личностью I Пандито Хамбо ламы Дамба Даржа Заяева. Это место выбрал лама, чтобы уйти в нирвану. Согласно легенде это место охраняют духи семи лам. Эти семь лам отказались от физической жизни, но и отказались от перерождения, пожелав в виде духов охранять это священное место. 

В один из дней 1777 года в 20-ти вёрстах восточнее Тамчинского дацана, на Кяхтинском тракте остановился караван. Ничего необычного не было бы, если учесть, что по данной дороге частенько передвигались торговые люди, перевозя свои товары через Монголию в Китай и обратно, но сосредоточенность в глазах старших буддийских монахов, резко оборвавшийся говор и смех баньди, и множество чёток, убыстривших свой бег, нанизывая в пространство мантру Бодхисатвы Аволокитешвары «Ом мани пад ме хум», позволяла думать, что случилось нечто серьёзное. 

Это был буддийский караван, и следовал он в дацан «Балдан Брайбун», тогда центр буддизма, первый стационарный дацан в России, чей приход и ныне граничит с Монголией.
Ламы сопровождали верховного иерарха российского буддизма, первого Пандито Хамбо ламу Дамба Даржа Заяева.
Послышались звуки колокольчика и текст «Благословление уходящему». Первый Пандито Хамбо лама Д.Д. Заяев пожелал оставить здесь в местности Талын Харгана, что является приходом Ацайского дацана, своё тело. Это место, не доезжая семи километров до Новоселенгинска, стало объектом поклонения. 

Память народная имеет одно интересное свойство, не записанная, не напечатанная, напрямую связанная с человеком, из уст в уста, но не меняя сути, она может быть такой многообразной. Так и в данном случае. Она через века пронесла, что «...когда-то здесь ушёл в нирвану большой лама...». И может быть, в назидание потомкам, с некоторой укоризной, выходят на дорогу ламы, как фантомы, как тени, чтобы не было у народа «...когда-то..., какой-то..., почему-то...», чтобы не только знали, но и помнили. 

Человек внимательный и по особенному чуткий  соберёт воедино по крупицам все эти сведения и начнёт допытываться, что же здесь произошло, почему именно в этом месте, почему именно тогда.

23 мая 2007 года XXIV Пандито Хамбо лама Д. Аюшеев, вместе с ламами нескольких дацанов Бурятии прибыл в Талын Харгана, чтобы совершить ритуальные службы, вознести благодарность сабдакам и сахюусанам местности и понять - почему Д.Д. Заяев, будучи коренным образом связанным с Цонгольским дацаном «Балдан Браибун» пожелал уйти здесь. 

После трёхдневного действа, молебнов и медитации в этой строго красивой степи, было выяснено, что выбор Д.Д. Заяева обусловлен божествами Белая Тара и Зелёная Тара. Это место благословенно для практиков буддийского учения. Каждому проезжающему, проходящему, приходящему следует читать сердечные мантры Сагаан и Ногоон Дарь Эх.

Сагаан Дарь Эх: «Ом дари дудари дури мама аюм бушинда гуру сууха».
Ногоон Дарь Эх: «Ом дари дудари дури сууха». 

В 2008 году здесь в местности Талын Харгана был установлен Субурган — священная ступа 1-му Пандито Хамбо ламе Дамба Даржа Заяеву. В июле 2012 года при поддержке Президента Российской Федерации В.В.Путина началось возведение Дворца Белой Тары. Ее земным и милостивым воплощением традиционно буддийское духовенство всегда считало великих самодержцев Российской империи, начиная с императрицы Елизаветы Петровны, дочери Великого Петра, в 1741 году признавшей буддизм на территории государства существующим, даровавшей буддистам большие свободы для дальнейшего распространения «ламайской веры» по всему Забайкалью. 

Источники: Лобсан-Солбон ламахай, шэрээтэ Тамчинского дацана, газета «Селенга» от 12 сентября 2007 года. Г.Г.Чимитдоржин «Институт Пандито Хамбо Лам».
На фото Доржи Намсараева: освящение Субургана в местности «Талын Харгана».

НАЗАД

Три субургана над Могсохоном

Поистине три субургана над Могсохоном подобны великой Птице, несущей благо всем, свет Дхармы и защиту от бед…

Жители с. Могсохон, рядом со ступой Ендум (ступа «Отсекающая разногласия»), посвященной Лубсан-Нима Жабэ (1905-1989 гг.), возвели еще два субургана - памяти двух выдающихся лам, уроженцев нашего села. 

На западной стороне установлена ступа Жанчуб (ступа Пробуждения), посвященная умзад ламе Иволгинского дацана, габжа ламе Лубсан Чойжал Жалсанову (1905-1982 гг.).

На восточной стороне - ступа Намжал (ступа Полной Победы), посвящена шоогомбо ламе Иволгинского дацана, гэбшэ ламе Дэмбрэл Базаржапову (1915-1994 гг.). Члены ТОС «Кодунское» на строительстве  Субарги. Трактором МТЗ-82 с помощью лопаты убирали верхний слой почвенного грунта, грузили КУНом на автомашину самосвал ГАЗ-3307. Вывезли около 20 бортов грунта, разгрузили в ямы на улицах села.  Для строительства собрали  прицеп камней.ИП Ринчинов Б.Ц. завез  гравий, цемент и залили фундамент. Завезли пиломатериал за счет спонсорских средств.

ламы Кижингинского дацана «Даши Лhунбо» и Чесанского дацана «Гандан Чоймпэллинг» под руководством Главы Сангхи России, Пандито Хамбо ламы Дамбы Аюшеева провели большой ритуал «рамнай»

НАЗАД

Отсон Хаан

Местность расположена в Кяхтинском районе, на границе Бурятии и Монголии к востоку от горы Отсон Хаан – места обитания Бодхисаттвы Очирвани. Здесь родился основоположник Буддизма в России I Пандито Хамбо лама Дамба Даржа Заяев.

Отсюда в 1711 году Хамбо лама Заяев в возрасте 11 лет вместе с двумя друзьями отправился в Тибет, где на протяжении 16 лет изучал буддийскую философию. Он стал первым из бурятского народа, кто получил образование в монастыре «Балдан Брэйбун».

Также в 2008 году под руководством XXIV Пандито Хамбо ламы Буддийской Традиционной Сангхи России Дамбы Аюшеева здесь был найден источник. Вода имеет интересный белесый цвет, похожий на молоко.

«Из-за схожести вершины Отсон Хаана с головой льва и спускающегося от вершины склона горы с телом льва можно назвать этот источник воды «молоком львицы», - сказал Хамбо лама Дамба Аюшеев. - Сила этой благословенной Бодхисаттвой земли и воды дала возможность Хамбо Ламе Заяеву дойти и вернуться из Лхасы, а затем из Москвы. В дальнейшем люди, находясь возле Отсон Хаана, могут обретать физическую силу или восстановить былое здоровье. А особо бдительные могут распознать сокрытые тайны и сокровенные вещи, или найти ответы на свои волнующие вопросы».

 

НАЗАД

Регистрация

Войдите в свой аккаунт